Экономика и психология. Формируем правильное отношение к деньгам.

личное отношение к деньгам

Необходимо сказать, что различия в отношении к деньгам, определяемые психологическими особенностями отдельных людей, социальных групп и нации в целом, являются чрезвычайно устойчивыми, сохраняющимися почти неизменными даже не десятилетиями, а столетиями, несмотря на сильнейшие социальные преобразования. Имеется ряд работ, в которых подробно исследуется, например, отношение к деньгам у лиц с разным типом характера и темперамента, у людей, принадлежащих к различным типам цивилизации.

Отношение к деньгам устойчиво и в историческом плане. Так в письмах и других документах, начиная с эпохи Петра I и кончая нашими днями, буквально в одинаковых словах, как о необычном, противоестественном для русского человека явлении, описывается отношение к деньгам и денежное поведение населения ряда европейских стран, особенно в Германии и Франции.

Литература, посвященная отношению человека к деньгам, весьма многочисленна и разнообразна, и охватывает большой диапазон направлений — от строгих статистических исследований, фактологического обобщения, экономического и философского анализа этих отношений в процессе динамического развития социальных и производственных отношений и до поиска их основ в еще пока таинственной глубинной психологии личности.

Не вдаваясь в подробный анализ этой литературы, следует указать лишь на то, что не меньшую роль по сравнению с научными разработками в понимании психологии денежного обращения сыграли и художественные философские произведения типа «Венецианский купец» Шекспира и «Скупой рыцарь» Пушкина, которые в наглядной форме раскрыли проблемы разных типов отношения к деньгам, сформированные в психике человека.

Предельно обобщая и абстрагируя, на основе этого анализа, как и анализа различных типов денежного поведения, можно прийти к заключению, что в конечном итоге отношение человека к деньгам определяется соотношением степени свободы человека и существующем в его сознании представлением о идеале, конечной степени этой свободы.